Страница путешествий Вадима Паршкова
 

Пылающий город.

Именно так называли Льеж из-за восстаний ремесленников против власти принцев-епископов и патрициев, позднее на это название хорошо «легла» его оружейная, сталелитейная и угольная специализация. Город расположился на холмистых берегах в долине реки Маас. Если же взглянуть в масштабах страны, то город лежит в индустриальной долине Валлонии - основной промышленный регион Бельгии. Он начинается у города Дур в регионе Боринаж на французской границе, пересекает Валлонию и заканчивается у города Вервье на северо-востоке страны. Индустриальная Долина была одним из первых районов тяжёлой промышленности в Европе, вплоть до середины XX в. этот регион был основой экономического благополучия страны.

После Второй Мировой войны металлургические и угледобывающие предприятия в регионе стали постепенно терять своё значение, значительно вырос уровень безработицы (на 2011 год до 26%), что особенно ярко проявилось динамично развивающихся крупных городов Фландрии. Процесс рецессии и постоянного закрытия производств продолжается по сей день. Так, последняя из доменных печей в Льеже погасла в начале 2012 года. По состоянию на апрель 2013 последняя в регионе коксовая печь еще активно работала. Но и над ней уже витает призрак закрытия. Согласно планам металлургического концерна ArchelorMital, все "горячее" производство в Льеже планируется закрыть в ближайшее время. Век индустриализации в Европе подходит к концу. Давайте посмотрим, как сейчас выглядит город, и что осталось от его тяжелой промышленности и былого величия.

 

Индустриальная долина Валлонии

 

Льеж расположен среди зелёных холмов в долине реки Маас. Литейное производство возникло в шестнадцатом веке при принце-епископе Эверарде де Марке, а добыча угля – в конце семнадцатого. Первоначально разрабатывались неглубокие угольные пласты: в 1790 г. максимальная глубина шахт составляла 220 метров. Вслед за истощением вышележащих пластов глубина шахт увеличивалась: к 1866 г. добыча угля уже велась на глубинах до 700-900 метров, а шахта глубиной 1065 метров, по-видимому, была в то время самой глубокой в Европе.

 

Застройка разнообразная. Очень много старых, липнущих друг к другу домиков из красного кирпича, с вкраплениями более современных высотных зданий.

 

С окружающих холмов город смотрится неплохо.

 

Очень длинная лестница (373 ступеньки!) ведет на холм к цитадели мимо домиков из красного кирпича.

 

Здание дворца принцев-епископов представляет собой необычное смешение различных архитектурных стилей.

 

Бульвар с выделенными полосами для движения общественного транспорта.

 

Набережная Мааса. Дома стоят вплотную друг другу. Льеж - один из крупнейших речных портов Европы. Альберт-канал, который начинается чуть ниже по течению Мааса, ведет в третий по величине порт Европы Антверпен. По канализированному судоходному Маасу также можно попасть в Нидерланды и Францию.

 

В центре.

 

Один из многочисленных мостов через Маас. Чем-то напоминает мост Александра III в Париже.

 

Потрясающе красивый новый вокзал, построенный по проекту известного испанского архитектора Сатьяго Калатрава. О вокзале я уже писал ранее. Через Льеж проходит скоростная железнодорожная магистраль Парижа - Брюссель - Кёльн.

 

Основные металлургические производства расположиилсь в пригородах Льежа, на берегах реки Маас. Большинство производств на данный момент стоят без каких бы то признаков жизни.

 

В январе 2013 концерн ArcelorMittal объявил о массовых сокрращения в Льеже, согласно сделанным заявлениям, на мороз должны быть выкинуты 1300 работников, а общая численность работников на металлургических комбинатах комании в Льеже должна составить всего 800 человек.

 

Но большинство сталеплавильных комбинатов расположено в пригороде Льежа, городе Серен. Тут, как нигде, сохранился дух индустриализации, а за последние 100 лет мало что изменилось. Центр города очень маленький, жилые кварталы рабочих стоят не по отдельности, а буквально окружены плавильными цехами. Добро пожаловать в город Серен!

 

Вид сверху.

Вид на город с холма. Справа видна река Маас и жилые кварталы. В центре - завод коксующихся углей.

 

А уголёк еще лежит.

 

Уличные таблички симпатичные, с гербом города.

 

Остановленная доменная печь.

 

Подойдем поближе.

 

Все покрыто слоем рыжей пыли.

 

Индустриальный пейзаж.

 

Готовая продукция грузится на баржи или на железнодорожные вагоны. Холодное производство стального листа еще работает.

 

Какая-то заброшка. Это или старая фабрика или склады.

 

Пустые глазницы разбитых окон смотрятся жутковато. Трудно поверить, что находишься в центре Европы.

 

Дома рабочих. Все дома однотипные из красного кирпича. Вернее когда-то давно он был красным. За многие годы работы металлургических комбинатов в двух шагах отсюда, дома покрылись толстым слоем сажи и копоти. Об экологии раньше заботились гораздо меньше, чем сейчас. На лужайке среди куч мусора виднеется даже детская горка.

 

Улочки возле домов рабочих тоже чистотой не блещут. На местных гопников нарваться не довелось. Может они здесь и не водятся. Вообще, рабочий район показался тихим местом, где живут обычные люди.

 

О чистоте здешнего воздуха можно судить по этой табличке на светофоре.

 

Недалеко от центра города.

 

В городе витает дух запустения.

 

Доменная печь в Ougree на окраине Серина. После истощения местных угольных месторождений к началу XX века, печи стали работать на привозном угле, который доставлялся по Маасу. На берегу бункеры, куда с кораблей разгружался уголь. Сейчас они, разумеется, пусты.

 

Уголёк.

 

 

Редкое для Европы зрелище, работающее металлургическое производство. Все как и 100 лет назад.

 

Долго поплутав среди промзон, наконец удалось подъехаь достаточно близко. Процесс производства кокса экологически чистым назвать сложно. Уголь загружается в печь и при отсутствии доступа воздуха нагревается в течение 14-16 часов до температуры 950-1050 градусов. Печь состоит из множества ячеек. При открытии и разргрзуке такой ячейки, при контакте с воздухом, нагретый до 1000 градусов кокс моментально воспламенятся. Поэтому для минимизации потерь кокс из печи нужно выгружать максимально быстро. После разгрузки горящий кокс тушится водой в специальной башне - она на фото в центре.

 

При тушении из башни вырываются огромные клубы белого пара.

 

Кризис тяжёлой промышленности привёл к тому, что к началу 2000-х годов душевой валовый региональный продукт в некоторых регионах Долины оставался ниже 75% от среднего уровня в Евросоюзе - редкий случай для стран-основателей ЕС. Власти пытаются вытащить регион из депрессии развивая сферу услуг.
Получится у них или нет - покажет время. А золотой век города, наверное, остался в прошлом.


В начало страницы
        
 

 

©2015 Вадим Паршков   Контакт